Орден Розы и Креста АМОРК
 
Галерея символов:
Увеличить в новом окне
Новости :
114   28-07-2019
28 июля помещен материал о поездке группы розенкрейцеров в город Торжок

113   19-05-2019
Юрисдикцию русского языка посетили Император АМОРК Кристиан Бернар и Великий Магистр итальянской юрисдикции Клаудио Мазукко. Высокие гости приняли участие во встрече Пронаоса «Просветление» (Москва), на которую также приехали розенкрейцеры из других городов России.

112   14-04-2019
В Москве состоялась Региональная Конвенция АМОРК, в которой приняли участие более 40 членов Ордена из разных городов России. На Конвенции были прочитаны доклады на темы учения розенкрейцеров, а также философские и общекультурные темы. Были также показаны фильмы по истории розенкрейцерства.

111   09-12-2018
Размещена информация о будущей Всемирной Конвенции АМОРК, которая состоится в Италии, в Риме с 14 по 18 августа 2019 года. Раздел "Об Ордене" - "Конвенции АМОРК".

110   28-12-2017
В разделе Библиотека - Ларец размещен текст "Физические Законы Здоровья Тела"

Все новости
Афоризмы :
Милосердие не бывает чрезмерным...
= Ф. Бэкон =

Защита прав :
© Copyright,
1997 - 2019
А.М.О.Р.К.
Русскоязычная
юрисдикция
Москва, Россия
WWW.AMORC.ORG.RU


ИСТОРИЯ   >>>  История (К.Ребисс)



ИСТОРИЯ РОЗЕНКРЕЙЦЕРСТВА ОТ ИСТОКОВ ДО НАШИХ ДНЕЙ

Кристиан Ребисс


Содержание

  • I Египет и Первичная Традиция. Метаморфозы Гермеса
  • II Египет и Первичная Традиция. Philosophia Perennis
  • III Тройной огонь
  • IV Эхо Розы и Креста
  • V Confessio Fraternitatis
  • VI Изумрудная земля
  • VII Химическая свадьба
  • VIII Цветущая роза
  • IX Философы и розенкрейцерство (1 часть)
  • X Философы и розенкрейцерство (2 часть)
  • XI Розенкрейцерство и франкмасонство
  • XII Магнетизм и египтософия
  • XIII В поисках Психеи
  • XIV Чётки Магов
  • XV Представление. Часть 2
  • XVI Первые американские розенкрейцеры
  • XVII Гарвей Спенсер Льюис
  • XVIII Путешествие на Восток
  • XIX Античный Мистический Орден Розы и Креста
  • XX Международный аспект
  • XХI Современность


  • Часть VIII. Философы и розенкрейцерство

    (1 часть)

    Начало Тридцатилетней войны, обозначенное сражением у Белой Горы (1620), положило конец расцвету розенкрейцерства в Германии. Однако розенкрейцерские тексты продолжали своё хождение по Европе, и многие философы не остались равнодушными к их голосу. Среди таких философов часто упоминается Рене Декарт. Некоторые историки эзотеризма хотели сделать его розенкрейцером в самом полном смысле этого слова. Одним из наиболее ответственных за эту точку зрения является епископ Авранша Даниэль Юэ. В 1692 году под псевдонимом "Г. из А." он опубликовал "Новые Мемуары к истории картезианства" - сатиру, претендующую на то, что она открывает некие тайны жизни Декарта. Из неё можно узнать, что Декарт привёз розенкрейцерство во Францию и что он является одним из Инспекторов Ордена. Даниэль Юэ добавляет также, что философ не умер в 1650 году, а, будучи уверенным, что проживёт пятьсот лет, скрылся у лапландцев, откуда он и руководит Орденом. Эта книга, полная несуразиц, лежит в основе части розенкрейцерской легенды Декарта. Ближе к нашему времени Шарль Адам в издании Полного собрания сочинений Декарта также называет философа розенкрейцером (1937).

    Рене Декарт

    Рене Декарт (1596-1650) заинтересовался розенкрейцерством ещё до начала Тридцатилетней войны. В 1617 г. он поступает на службу в армию, и военная карьера приводит его в Голландию и Германию. Во время этих путешествий он знакомится с Йоханом Фаульхабертом, блестящим математиком, который интересовался астрологией, каббалой и алхимией. В 1615 году этот математик одним из первых опубликовал книгу, посвящённую розенкрейцерам: "Арифметическая тайна, или Открытие, каббалистическое и философское, новое, восхитительное и возвышенное, по которому числа вычисляются рационально и методически. Смиренно и искренне посвящённое Достославным и знаменитым Братьям Розы и Креста" (1).

    Рене Декарт сближается также с Исааком Беекманом, врачом, философом и математиком. Их переписка свидетельствует о том, что Декарт интересовался оккультными науками, в частности Корнелиусом Агриппой и Раймоном Луллием (апрель 1916). Вероятно, через них он знакомится с розенкрейцерскими Манифестами. Его биограф А. Байе, пишет, что Декарт тогда много слышал о необычайных знаниях, хранимых братством учёных, обосновавшемся в Германии под именем Братьев Розы и Креста. "Он почувствовал, как внутри него зародилось чувство соперничества к этим розенкрейцерам, которое затрагивало его тем более, что эта новость пришла к нему в самое трудное для него время, когда он находился перед вопросом выбора средств для нахождения Истины" (2). Заинтригованный, он решается отправиться на их поиски. В марте 1619 года он едет в Богемию, куда прибывает в августе. Он присутствует на коронации Фердинанда II во Франкфурте (3). Некоторые историки полагают, что он воспользовался поездкой, чтобы посетить замок Хайдельберга. Впрочем, в некоторых местах его "Трактата о Человеке" и "Experimenta" упоминаются механизмы, похожие на те, которые создал Соломон Каус для садов этого замка. Это место пользовалось такой славой, что всякий учёный муж считал своим долгом его посетить, что и сделал, по-видимому, наш философ. Кроме этого, как подчёркивает Франсес Йейтс, интерес, который испытывал Рене Декарт ко двору Хайдельберга в конце своей жизни, заставляет думать, что он знал о его прошлой славе и побуждает нас задаться вопросом о его реальных отношениях с этим центром розенкрейцерства (4).

    Три сновидения

    В этот период Рене Декарт находится в самом разгаре своих поисков знания. Он только что решил две из трёх математических задач, которые ни один учёный со времён Античности не мог решить: удвоение куба и трисекция угла. В марте 1619 года он заявляет своему другу Беекману, что занят созданием "совсем новой науки (:), универсального метода, выходящего за пределы математики" и позволяющего решать самые разные задачи. Он чувствует в себе восторженное ликование духа, он счастлив, что нашёл основу некой восхитительной науки. Он проводит день 9 ноября в раздумьях о предмете своего поиска. Ночью, которую он провёл недалеко от Ульма, ему приснятся три сна, которые сотрясут его жизнь. В первом сне он видит, как сильный ветер приносит его в таинственное собрание, где он встречает человека, вручающего ему дыню. Он просыпается и, опасаясь, как бы этот сон не был послан злым духом, молится. Едва он засыпает, как видит второй сон, а за ним третий. В этих снах он видит словарь и поэтический сборник, в котором философия соединяется со знанием. Читая этот сборник, он наталкивается на фразу: "По какой дороге пойду я в своей жизни?".

    Разгадка этих трёх сновидений породила многочисленные комментарии. Как заметили многие авторы, события, пережитые им в этих снах, походят на некоторые эпизоды, описанные в "Химической Свадьбе Христиана Розенкрейца" (5). Декарт осознаёт, что пережил очень значимый опыт и тотчас старается его проанализировать. Он находит эти сны столь важными, что описывает их в сборнике, названном им "Олимпика". Этот опыт приносит ему подтверждение того, что он находится на правильном пути и что математика является основным ключом для познания тайн Творения. С точки зрения сотрудницы К.Г.Юнга Марии-Луизы фон Франц озарение, пережитое Декартом, может рассматриваться как вторжение коллективного бессознательного, которое привело его к интуитивному пониманию архетипов, выраженных в числах (6). Декарт сам скажет, что это "самое главное событие моей жизни", и до своей смерти будет хранить при себе этот текст. Четыре года спустя, 1623 году, он возвращается в Париж. И тогда его имя окажется связанным с розенкрейцерством.

    Афиши в Париже

    В этот самый год на стенах Парижа появляется афиша, объявляющая о "видимом и невидимом" присутствии розенкрейцеров в этом городе. Жерар Ноде в своём "Осведомлении Франции об истинной истории Братьев Розы и Креста" (1623) приводит этот текст, гласящий: "Мы, депутаты Главной Коллегии Розы и Креста, милостью Всевышнего, к Которому обращены сердца всех Праведных, видимым и невидимым образом присутствуем в этом городе. Мы извещаем людей и без помощи книг или записей учим умению говорить на языках тех стран, где мы решили обосноваться, дабы спасти себе подобных от смертельно опасных заблуждений". За этой афишей вскоре последовала другая, в которой говорилось: "Тот, кто хочет узнать нас из праздного любопытства, никогда нас не узнает; но тому, кто искренне стремится войти в ряды нашего Братства, мы, ведающие мысли, докажем истинность своих обещаний; и мы не раскроем места нашего пребывания в этом городе, ибо мысли, соединённые с подлинной волей читающего эти строки, позволят ему узнать нас, а нам - его" (7).

    Эти афиши вызовут огромный отклик. Жерар Ноде говорит об "урагане, пронёсшимся над всей Францией, при известии о прибытии из Германии таинственного братства". Вскоре появляются памфлеты, направленные против розенкрейцеров. Считается, что Орден направил в мир тридцать шесть депутатов, шесть из которых находятся в Париже, и что общаться с ними можно только посредством мысли. Их иронически называют "Невидимками". Жерар Ноде умножает свои нападки в книгах с красноречивыми названиями как, например, "Ужасные договоры, заключённые между дьяволом и так называемыми Невидимками" (1623). Позже, впрочем, он станет более уступчив в отношении эзотеризма, публикуя "Апологию всех великих людей, ложно подозреваемых в занятиях магией" (8).

    Появление афиш совпадает во времени с возвращением Декарта, и это пробуждает воображение некоторых парижан. По столице распространяется слух, что Рене Декарт вступил в братство, и даже, может быть, что происхождение таинственных афиш связано с ним. Чтобы положить конец этим слухам, философ вызывает к себе своих друзей, чтобы показать им, что он не "невидимка" и не имеет ничего общего со всей этой историей. Он рассказывает, что, действительно, он искал розенкрейцеров в Германии, но не встретил их. Говорил ли он правду или хотел защитить себя? Как бы то ни было, ситуация такова, что даже если он и встречался с розенкрейцерами, что представляется возможным, то он ничего бы об этом не рассказал.

    Действительно, в ту пору Франция была отнюдь не гостеприимна к розенкрейцерам. Франсес Йейтс говорит по этому поводу о "страхе перед розенкрейцерами", который царил тогда в этой стране (9). Церковь видит в них заговор протестантов и называет Орден дьявольским сообществом. В год появления афиш друг Рене Декарта аббат Мерсенн (1588-1648), философ и учёный, жёстко выступает против розенкрейцерства. Он публикует "Questiones celeberrimae in genesim:", где отрицает герметическую философию и каббалу Ренессанса, как и их различных представителей. Особенно пристрастен он к английскому розенкрейцеру Роберту Фладду. Но на деле Марсенн испытывает страх перед тем, чего не знает, и его понимание эзотеризма карикатурно. Он воображает, что Францию наводнили невидимые колдуны, которые повсюду распространяют порочные учения.

    Один из близких друзей Марсенна, философ и математик Гассенди, также атакует Роберта Фладда. В это же время Франсуа Гарасс публикует "Занятное учение остроумных людей нашего времени" (1623), в котором осуждает "секту розенкрейцеров и её секретаря Михаэля Майера". А теологический факультет Парижского университета вскоре официально запретит "Amphitheatrum Sapientiae Aeternae" Генриха Кунрата (в 1625 г.).

    Полиб Космополит

    Софи Жама в своём исследовании, посвящённом снам Декарта, возвращается к этому эпизоду жизни философа (10). В связи с ним она обращается к тексту, написанному Декартом в молодые годы, который никогда не был опубликован: "Математическое сокровище Полиба Космополита". Рене Декарт предлагает в нём путь решения всех математических трудностей и указывает, что эта работа посвящается "учёным всего мира и, прежде всего, FRC (Братьям Розы и Креста), очень известным в Г. (Германии)" (11). Софи Жама считает, что, как и мыслители XVII века, которые ответили на призыв Манифестов своими книгами, Рене Декарт имел, без сомнения, такой же план. Однако драматические события, которые последовали за битвой у Белой Горы, фанатизм, царивший во Франции, охваченной контрреформацией, заставили его отказаться от своего плана. Добавим, что повод для написания этого текста подобен тому, который подвиг его друга Йохана Фаульхаберта написать свою книгу "Арифметическая тайна ..." и посвятить её розенкрейцерам.

    Если Рене Декарт и не встречался с розенкрейцерами, то можно задаться вопросом о том, разделял ли он розенкрейцерские идеи. Сопоставляя основные идеи розенкрейцерских Манифестов с "Olympica" и другими текстами Декарта, Софи Жама показала в своей книге, что идеи розенкрейцерства были не второстепенным эпизодом в жизни философа, а оплодотворили его философскую мысль. Она идёт до предположения, что даже если Декарт не встречался с розенкрейцерами в Германии, то он мог встретить их в опыте, пережитом им в своих трёх сновидениях.

    Голландия

    Декарту не нравится царящее во Франции волнение и в 1628 году он переезжает в Нидерланды, где обосновывается недалеко от Лейдена, чтобы спокойно работать и продолжать свои исследования. Некоторые исторические факты свидетельствуют, что розенкрейцерство быстро распространилось в этой стране (12). Как мы видели в предыдущей главе, Фридрих V, нашёл в ней прибежище после битвы у Белой Горы (1620). В 1615 году "Fama Fraternitatis" была переведена на голландский язык: "Fama Fraternitatis Oft Ontderckinge van de Broederschap des loflijcken Ordens des Roosen-Cruyces (Gedruckt na de Copye van Jan Berner, Franckfort, Anno 1615) ". В этот перевод включено письмо, в котором Андреас Хобервесхель фон Хобернфельд просит о приёме его в Орден Розы и Креста. Этот человек, родившийся в Праге, последовал за Фридрихом V в изгнание в Гаагу. О присутствии розенкрейцеров в Голландии нам также известно из письма художника из Антверпена Пауля Рубенса, адресованного Никола-Клоду Фабри де Переск. В письме, датированном 10 августа 1623 г., он пишет, что розенкрейцеры действуют в Амстердаме уже в течение нескольких лет. Однако эта информация, равно как и сведения Орвиуса, указывающего, что Орден владеет дворцом в Гааге, недостаточно конкретна, чтобы судить о действительном развитии розенкрейцерства в Голландии (13).

    Как бы то ни было, переписка за январь 1624 года между членами городского суда Гаарлема свидетельствует о существовании розенкрейцерского кружка в этом городе. Богословы Лейдена жалуются на присутствие некоего Ордена, посягающего на целостность церкви. По их мнению, он может стать причиной политических и религиозных волнений (14). В июне следующего года члены суда открывают следствие. Хоф ван Холланд просит теологов Лейдена проанализировать "Fama Fraternitatis" и "Confessio Fraternitatis". В результате этого изучения появляется рапорт, названный "Judicium Facultatis Theilogicae in Academia Leydensi de secta Fraternitatis Rosae Crucis", и этот текст заставит суд начать преследовать розенкрейцеров.

    Художник, занимающийся алхимией, Йоханнес Симонс Торрентиус (или Ван дер Беек) быстро объявляется главой голландских розенкрейцеров (15). Его арестовывают вместе с его другом Кристианом Коппенсом 30 августа 1627 г. В течение процесса, который длится пять лет, художника подвергают тяжёлым допросам. Несмотря на пытки, он отрицает свою принадлежность к розенкрейцерам. Тем не менее, его приговаривают к сожжению на костре, которое вскоре заменяют на двадцатилетнее заключение. К счастью для него, его заточение продлится всего несколько лет. Благодаря помощи его друзей художников и вмешательству короля Англии Карла I, его освобождают в 1630 году, и он уезжает в жить в Лондон (16). В этом же году Петрус Мормиус издаёт в Лейдене свой труд "Весьма тайные арканы всей природы, разоблачённой коллегией розария" (17), в котором говорится о создании розенкрейцерского движения, основанного французом по имени Фредерик Роз, рождённым в Дофине (к этому вопросу мы ещё вернёмся).

    Искушение алхимией

    Католическая церковь в это время ведёт настоящую охоту на ведьм. В 1610 году после бесконечно долгого процесса над Джордано Бруно, его сжигают на костре в Риме. Вскоре начинаются преследования Галилея. Когда Рене Декарт узнаёт о приговоре Галилею, вынесенном в 1633 году, он думает о том, чтобы сжечь свой "Мир", трактат по космологии, в котором упоминается о гелиоцентризме. Следует быть осторожным. Поэтому в своём "Рассуждении о методе", законченном в 1637 году, Декарт предпочитает осудить "плохие учения" алхимиков, астрологов и магов (18). В письме, написанном в июле 1640 года его другу Мерсенну (19), он критикует алхимию и её эзотерический язык. Он ставит под сомнение принцип трёх элементов: серы, соли и ртути. Однако его письма говорят о том, что он интересуется алхимией и знает её принципы. Его интерес к этой науке не угасает, как представляется, на протяжении нескольких лет. В этом отношении Жан-Франсуа Майар подчёркивает один редко упоминаемый факт. Он пишет, что, действительно, Рене Декарт сам занимался алхимией в лаборатории своего друга Корнелиса ван Хогеланда в 1640 году (20). Он говорит об искушении, которому не смог воспротивиться рассудок и которое не принесло плодов. Действительно, внимание автора "Метода" в это время было поглощено другими науками, такими как математика, геометрия, метеорология, медицина или оптика.

    Нужно, тем не менее, сказать, что, несмотря на свой интерес к алхимии, Декарт отдаляется от эзотеризма своего времени. Он отказывается от применения аналогий, теории соответствий и принципа символизма. По его убеждению, только ясные и чёткие идеи, когда все концепции могут быть полностью подвергнуты анализу, способны привести к "настоящему знанию". Только математические истины, прирождённо свойственные человеку, могут позволить ему понять мир. Декарт считает также, что если человек способен осознать понятия совершенства и бесконечности, то это означает, что Бог оставил в человеке свою печать.

    Кроме того, Декарт отрицает конечные цели, потому что отвергает любую попытку понимания смысла Творения и человека. Он "основывает свою физику на метафизике", потому что считает, что математические истины, врождённо пребывающие в нашей душе, позволяют объяснить мир природы физикой, а человеку стать "повелителем и хозяином природы". Декарт лишает натуральный мир его оккультных свойств и определяет его как набор геометрических объёмов, сочетающихся по образцу механизмов, соответственно своим измеряемым формам, и рассчитанных благодаря непреложности математических истин. Конечно, такая механистическая концепция Творения отличается от концепции Парацельса, который видел в Природе ключ ко всему сущему и реальность, с которой человек способен вступать в диалог. Но при этом, нужно сказать, что подход Декарта позволил вывести целую эпоху из глубокого обскурантизма, чтобы привести её к бесспорно современному научному знанию, освобождённому от опасных предрассудков и причудливых суеверий.

    Вместе с тем, можно заметить, что некоторые аспекты идей Декарта совпадают с розенкрейцерскими идеями. Его отрицание бесплодных умопостроений и стремление к "знаниям, весьма полезным в жизни" заставляют вспомнить основные положения "Fama Fraternitatis" и "Confessio Fraternitatis". Серж Ютен пишет: "Что касается "методического сомнения", значения, придаваемого эксперименту, необходимости борьбы с суевериями, то эти позиции прекрасно вписываются в общие перспективы розенкрейцерства" (21). Следует отметить также, что в некоторых моментах, касающихся, в частности дополнительной роли интуиции и дедукции или функции шишковидной железы, мысли Декарта весьма близки теориям современного розенкрейцерства. Если Рене Декарт и не был розенкрейцером в полном смысле этого слова, тем не менее, его можно считать розенкрейцером в той мере, в какой в определённый момент своей жизни он был заинтересован розенкрейцерством. Этот интерес должен быть принят во внимание в контексте процесса его созревания как учёного, поскольку он подвёл его к созданию своей собственной философской системы.

    Любопытно, что в конце жизни Рене Декарт стремился сблизиться с принцессой Елизаветой, дочерью несчастного короля Фридриха V, покровителя розенкрейцерства. Она стала одной из его учениц. Философ посвятил ей свои труды "Principia" (1644) и "Трактат о страстях души". После Вестфальского договора, положившего конец Тридцатилетней войне, принцесса вернула свои земли в Богемии и пригласила Декарта обосноваться недалеко от неё. К несчастью, этому плану не суждено было осуществиться, так как философ скончался в феврале 1650 года, когда находился с визитом при шведском дворе, куда приехал по приглашению королевы Кристины.

    Примечания :

    (1) "Mysterium arithmeticum sive cabalistica et philosophica Inventio:", Ulmens, 1615, In-4°, de Johan Faulhabert (1580-1635), c?l?bre pour ses connaissances math?matiques. Paul Arnold se trompe lorsqu'il pr?cise dans "Histoire des Rose-Croix", (Paris, 1955, Mercure de France), que rien n'indique que Faulhabert ait eu connaissance de l'existence de la Rose-Croix.

    (2) A. Baillet, Tome I, pp. 87-88.

    (3) Ferdinand de Styrie, d?j? roi de Boh?me depuis 1617, succ?de ? l'empereur Mathias II. Voir "La Rose fleurissant", revue "Rose-Croix" n° 195, Automne 2000, p. 8.

    (4) Frances Yates, "La Lumi?re des Rose-Croix", Paris, 1985, Retz, p. 148.

    (5) C'est G. Persigout qui a ?voqu? le premier cette particularit? dans "Rosicrucianisme et cart?sianisme" (Paris, 1938, ?d. de la Paix). Cependant, il n'exploita gu?re cette piste que d'autres d?velopperont plus tard, comme Paul Arnold dans son "Histoire des Rose-Croix" (Paris, 1955, Mercure de France), et surtout Sophie Jama qui, dans "La Nuit de songes de Ren? Descartes", propose une analyse particuli?rement int?ressante des trois songes (Paris 1998, Aubier).

    (6) "Nombre et Temps, psychologie des profondeurs et physique moderne", Paris, 1998, La Fontaine de Pierre.

    (7) Gabriel Naud? ne reproduit que le texte de la premi?re affiche. Lenglet du Fresnoy reproduit le texte des deux dans son "Histoire de la Philosophie Herm?tique", Tome 1, Paris, 1742, pp. 376-377.

    (8) La Haye, 1653.

    (9) Voir "La Lumi?re des Rose-Croix", op. cit., p. 135.

    (10) Sophie Jama, "La Nuit de songes de Ren? Descartes", op. cit., pp. 195-196.

    (11) Le manuscrit original de ce texte est perdu. Pour ce qui est de la d?dicace, certains auteurs ?crivent "F. Ros. Cruc." (Foucher de Careil).

    (12) G. H .S. Snoek a ?tudi? d'une mani?re particuli?rement d?taill?e la mani?re dont le rosicrucianisme s'est r?pandu dans ce pays dans "De Rozenkruisers in Nederland, Een inventaristie", (La Rose-Croix aux Pays-Bas, une inventorisation), 1998, Utrecht.

    (13). Orvius, "Philosophia Occulta", 1737.

    (14) Quelques ann?es plus t?t, en 1621, l'Ordre avait ?t? attaqu? dans "Miroir des Fr?res de la Rose-Croix".

    (15) A. J. Rehorst a consacr? un livre ? ce personnage : "Torrentius", 1939, Rotterdam.

    (16) Voir "De Rozenkruisers in Nederland:", op. cit, notamment le r?sum? en fran?ais pp. 295-299.

    (17) "Arcana totius natur? secretissima nec hactenus unquam detecta, a Collegio Rosiano in Lucem produntur", Leyde, 1630.

    (18) "Discours", I?re partie, 9.

    (19) Ce dernier, apr?s avoir ?t? tr?s critique avec l'alchimie dans son "Questiones celeberrimae in genesim:" (1623), se montre plus ouvert avec "La V?rit? des sciences", (1625). Plus tard, il consid?rera l'alchimie digne d'int?r?t et souhaitera la cr?ation d'une acad?mie d'alchimie, ("Questions inouyes", (question XXVIII) et "Questions th?ologiques, physiques, morales et math?matiques" (1634).

    (20) Voir l'article de Jean-Fran?ois Maillard "Descartes et l'alchimie : une tentation conjur?e ?", dans "Aspects de la tradition alchimique au XVIIe si?cle", ouvrage sous la direction de F. Grenier, Arch?, 1998. Il se r?f?re au "De metallorum transmutatione", de Daniel Georg Morhof (Hambourg, 1673), qui rapporte ce fait. Cornelis ?tait le neveu de Theobald van Hogelande, auteur de trait?s alchimiques sous le nom d'Ewaldus Vogelius.

    (21) Serge Hutin, "Descartes, initi? rosicrucien ?", revue "Rose-Croix" n° 62, 1967, p. 30.

    (22) Dans sa lettre ? M. Mersenne du 30 juillet 1640, il en fait le si?ge de l'?me. Ce point de vue rappelle celui que l'on retrouve dans les enseignements du rosicrucianisme moderne qui en font le si?ge, non pas de l'?me elle-m?me, mais de la conscience qui lui est propre.


    Rambler's Top100   Rambler's Top100   ЯНДЕКС   Aport     Яндекс цитирования   Рассылка
    Фотогалерея :
    . Увеличить в новом окне
    Бразилия, штат Парана, город Куритиба. Обитель Тишины в горах
    Вопросы-ответы :
    = Вопрос :
    Почему нас "мучает" совесть?

    = Oтвет :
    Это мучение есть следствие разлада между нашим знанием о том, как надо поступать - и это звучащий в нас голос Божественной Души, и тем, как иногда, вследствие нашего несовершенства, мы поступаем. Мучения совести испытывает человек, идущий по тропе эволюции - это чувство заставляет его исправлять свои ошибки. Человек без совести внутренне не страдает из-за своих проступков, он также не эволюционирует и, кроме того, неизбежно накапливает отрицательные кармические последствия для своего настоящего и будущих воплощений.