Орден Розы и Креста АМОРК
 
Галерея символов:
Увеличить в новом окне
Новости :
114   28-07-2019
28 июля помещен материал о поездке группы розенкрейцеров в город Торжок

113   19-05-2019
Юрисдикцию русского языка посетили Император АМОРК Кристиан Бернар и Великий Магистр итальянской юрисдикции Клаудио Мазукко. Высокие гости приняли участие во встрече Пронаоса «Просветление» (Москва), на которую также приехали розенкрейцеры из других городов России.

112   14-04-2019
В Москве состоялась Региональная Конвенция АМОРК, в которой приняли участие более 40 членов Ордена из разных городов России. На Конвенции были прочитаны доклады на темы учения розенкрейцеров, а также философские и общекультурные темы. Были также показаны фильмы по истории розенкрейцерства.

111   09-12-2018
Размещена информация о будущей Всемирной Конвенции АМОРК, которая состоится в Италии, в Риме с 14 по 18 августа 2019 года. Раздел "Об Ордене" - "Конвенции АМОРК".

110   28-12-2017
В разделе Библиотека - Ларец размещен текст "Физические Законы Здоровья Тела"

Все новости
Афоризмы :
Кто ищет одних лишь верных прибылей, навряд ли станет очень богат
= Ф.Бэкон =

Защита прав :
© Copyright,
1997 - 2019
А.М.О.Р.К.
Русскоязычная
юрисдикция
Москва, Россия
WWW.AMORC.ORG.RU


ИСТОРИЯ   >>>  История (К.Ребисс)



ИСТОРИЯ РОЗЕНКРЕЙЦЕРСТВА ОТ ИСТОКОВ ДО НАШИХ ДНЕЙ

Кристиан Ребисс


Содержание

  • I Египет и Первичная Традиция. Метаморфозы Гермеса
  • II Египет и Первичная Традиция. Philosophia Perennis
  • III Тройной огонь
  • IV Эхо Розы и Креста
  • V Confessio Fraternitatis
  • VI Изумрудная земля
  • VII Химическая свадьба
  • VIII Цветущая роза
  • IX Философы и розенкрейцерство (1 часть)
  • X Философы и розенкрейцерство (2 часть)
  • XI Розенкрейцерство и франкмасонство
  • XII Магнетизм и египтософия
  • XIII В поисках Психеи
  • XIV Чётки Магов
  • XV Представление. Часть 2
  • XVI Первые американские розенкрейцеры
  • XVII Гарвей Спенсер Льюис
  • XVIII Путешествие на Восток
  • XIX Античный Мистический Орден Розы и Креста
  • XX Международный аспект
  • XХI Современность


  • Часть IV. CONFESSIO FRATERNITATIS

    На следующий год после публикации "Fama Fraternitatis", то есть в 1615 г., издатель Вильгельм Вессель выпускает в Касселе второй розенкрейцерский Манифест. Как и предшествующий, появившийся в качестве приложения к "Новостям Парнаса", новый Манифест появляется вместе с другим текстом: "Secretioris Philosophiae Consideratio Brevis a Philippo a Gabella:", то есть "Краткий очерк самой тайной философии, написанный а Филиппо а Габелла" (1). Автор этого текста, тем не менее, остаётся неизвестным. Во введении он уточняет, что речь идёт о философском трактате, и замечает, что "он украшен деяниями, исследованиями и знанием Братства Р. К.". Краткое предисловие подписано "Frater R.C.", в нём автор указывает, что он полностью позаимствовал содержание этого "Очерка" у Гермеса, Платона, Сенеки и других философов. Сам текст заканчивается молитвой, подписанной "Филемон Р.К.".

    Монада

    В действительности этот "Краткий очерк" не связан ни с Гермесом, ни с названными философами. Он представляет собой переработку труда Джона Ди (1527-1608) "Иероглифическая Монада" (1564). В этой книге вождь движения ренессанса времён Елизаветы I пытался объяснить в двадцати четырёх теоремах иероглиф - "Монаду". Как и Генрих Корнелий Агриппа, усердным читателем которого он был, Джон Ди создал этот магический знак, опираясь на геометрию. По мнению Пьера Бреара, Монада, помимо своего магического аспекта, представляет алхимический символ, обозначающий Камень алхимиков, Ртуть Мудрых.(2). Впрочем, в надписях на фронтисписе книги Джона Ди упоминаются ртуть и роса, (3) в которой Василий Валентин видел зародыш Камня, изумруд философов.

    Фулканелли также подчёркивал связь между Розой и Крестом, с одной стороны, и росой. По этому поводу он уточняет, что, согласно "Словарю искусств и наук" (1731) Фомы Корнеля, "великих магистров Розы и Креста называли Братьями Кипячёной Росы (Freres de la Rosee Cuite) - это то значение, которое они сами придавали инициалам их Ордена FRC" (4). Символ, составленный Джоном Ди, будет воспринят многими авторами, среди которых находятся Генрих Кунрат (в его "Амфитеатре Вечной Мудрости"), Иоганн Валентин Андреа ( в "Химической свадьбе Кристиана Розенкрейца") и Роберт Фладд ( в "Utriusque cosmi historia").

    Confessio Fraternitatis

    Первый Манифест извещал о скором появлении "Confessio Fraternitatis", в котором будут названы тридцать семь причин, по которым Орден объявляет о своём существовании. Второй не приводит эти причины, но заявляет о себе как о дополнении, более понятном, объясняющем "несколько неясные части Эхо". "Confessio Fraternitatis, или Исповедание досточтимого братства Р.К., составленное для уведомления всех учёных мужей Европы", включает четырнадцать глав. Эта структура не всегда будет сохраняться в последующих изданиях. В этом тексте розенкрейцеры заявляют о том, что они обладают средством от болезни, пожирающей науку и философию, поскольку у них есть ключ ко всем знаниям из области искусств, философии, теологии и медицины. Они более подробно говорят об источнике их знания, указывая, что оно исходит не только из собранного в путешествиях Кристианом Розенкрейцем, но и из откровений, полученных им через божественное просветление с помощью ангелов.

    Милленаризм

    В тексте первого Манифеста, за исключением письма Хазельмайера, не упоминалось пророчество Северного Льва, но в "Confessio Fraternitatis" о нём говорится и объявляется, что "сокровища останутся неприкосновенными, пока не придёт Лев" (гл.6) (5); рычание же Льва будет сопровождать падение папы (гл.5). В целом можно сказать, что новый Манифест несёт в себе идею милленаризма. После оптимизма Манифеста "Fama Fraternitatis", в котором предвосхищалось наступление новой эры, обогащённой новым знанием, "Confessio Fraternitatis" представляется более пессимистичным. В нём объявляется, что мир "близок к точке покоя (:) после окончания своего периода и своего цикла" (гл.1). Этот конец времён относится к Миллениуму - тысячелетнему периоду, следующему за периодом в шесть тысяч лет, который завершился (пророчество Илии), и розенкрейцеры получили миссию зажечь "шестой светильник" (гл.4). Этот период совпадает с третьей эрой Иоахима де Флоре (Флорского), эрой Святого Духа, когда завершается снятие шестой печати. Розенкрейцеры представляют их откровение как последнюю милость Бога "миру, конец которого близок" (гл.7). Эта милость позволит человечеству в течение какого-то времени наслаждаться "жизнью и великолепием, подобными тем, которые бездумно утратил в Раю Адам" (гл.7). "Confessio Fraternitatis" возвращается здесь к мотиву, прозвучавшему в первом Манифесте - "первичному откровению", полученному Адамом после Грехопадения.

    Можно задаться вопросом, действительно ли авторы этого Манифеста считали, что наступает конец времён. Эта эпоха может рассматриваться зависящей не только от линейной истории, но и, как говорил Анри Корбен, от "метаистории" (6). Конец времён относится не ко времени человека, а ко времени духа, переживаемого в душе, обновлённой просветлением. Впрочем, в "Confessio Fraternitatis" говорится о розенкрейцерах как о людях, обладающих способностью переноситься в прошлое и будущее, так же, как и в дальние страны (гл.4).

    Liber Mundi

    В "Confessio Fraternitatis" вновь возникает тема, затронутая в первом Манифесте, - тема "Liber Mundi" или "Книги Мира" и упоминаются "великие буквы и знаки, которые Господь Бог начертал на здании неба и земли" (гл.6). Здесь мы встречаемся с основополагающей идеей Парацельса. Для него единственной и главной книгой, помимо Библии, является Книга Природы. Действительно, по Парацельсу, "буквы, которые Бог вписал в Святую Библию, Он также чётко отпечатал и на своём чудесном творении: на небе, земле и на всех животных" (гл.9). Мысль, согласно которой Природа является ключом ко всему сущему, что она есть не механическая система законов, но живая реальность, с которой человек должен вступить в диалог во имя "со-знания", заимствована у Парацельса.

    Библия

    Хотя во втором Манифесте выделяется значение Книги Природы, но в нём, прежде всего, подчёркивается важность Слова откровения и содержится побуждение к его "усердному и постоянному чтению". Манифест заявляет, что "с начала мира не было книги, превосходящей Библию" (гл.10). Как и "Fama", "Confessio" поносит папу, осуждая его в тирании. "Гадюка перестанет шипеть" (гл.11), и "наши когти разорвут его в клочья", - можно прочесть в Манифесте, предвозвещающем скорое падение понтифика. Данная тема часто повторяется в "Pronosticationes" и "Practica" Парацельса. Эта позиция, весьма понятная в протестантских кругах, где папу почитают за Антихриста, ляжет в основу враждебного отношения католицизма к розенкрейцерству. Без сомнения, для того, чтобы нюансировать восхваление арабской цивилизации, которое часто выражалось ранее, второй Манифест обрушивается и на Магомета. Во всяком случае, упоминание о нём могло быть заимствовано из "Наометрии", в которой осуждался "папа и его пропащий сын Магомет".

    Алхимия, реформы

    В "Confessio Fraternitatis" снова высказывается критика в отношении псевдо-алхимиков, сформулированная в первом Манифесте. Для розенкрейцеров настоящая алхимия должна приводить к "познанию Природы", но это познание вторично, так как главное состоит в том, "чтобы прилагать усилия для овладения умом и наукой философии" (гл.11). Поэтому Орден призывает к осмотрительности ввиду широкого распространения алхимических книг, изобилующих в это время. XVII век, действительно, является эпохой самого масштабного издания книг о Великом Делании (7).

    Крепость истины

    В "Confessio Fraternitatis" объявляется, что по примеру мудрецов Дамкара, розенкрейцеры "имеют миссию организовать правительство Европы". Они заявляют также о некоем плане, разработанном для этой цели Кристианом Розенкрейцем. Как и в первом Манифесте, розенкрейцеры приглашают своих современников вступать в их Братство и предлагают ищущим людям присоединиться к ним, дабы построить "новую крепость истины". Они обещают всем тем, кто хочет быть посвящённым, наследие всех богатств Природы, здоровье, обширные знания и внутренний покой. Однако они предупреждают других, кого "ослепляет блеск золота" и кто хочет вступить в Братство, дабы извлечь из этого материальную выгоду, что они никогда не будут избраны для этого.

    В заключение можно сказать, что в "Confessio Fraternitatis" более, чем в "Fama Fraternitatis" выделяется роль религии. Библия подкрепляет Книгу Природы. В "Confessio" заметно стремление использовать наследие Ренессанса в пользу христианского милленаризма (без упоминания о втором пришествии Христа), в нём предсказывается неминуемость конечного откровения под покровительством Розы и Креста.

    Истоки

    Многие исследователи задавались вопросом об авторстве двух первых розенкрейцерских Манифестов. На самом деле этот вопрос непосредственно связан с вопросом об источниках, из которых черпались идеи, выраженные в этих текстах. Здесь можно отметить влияние эпохи средневековья: непогрешимая аксиоматика, на которую ссылаются Манифесты, - это "Ars Magna" Рамона Луллия (1235-1315), произведения которого вновь увидели свет (1598) благодаря крупному издателю из Страсбурга Лазарю Зецнеру (8). Рейнская мистика также оказала большое влияние на авторов первых розенкрейцерских трудов, в частности через Иоганна Арндта (1555-1621), о котором мы будем говорить позже. Однако в основном "Fama" и "Confessio" черпают из трёх течений Традиции: учения Парацельса, обновлённого учения Иоахима Флорского и герметизма Возрождения (9).

    Не случайно Парацельс является единственным автором, который заслуживает похвалы в Манифестах. В действительности он представляет собой основной источник выраженных в них идей. Необходимость собрания воедино знаний, накопленных в разных частях света, признание человека микрокосмом, сноски на "Liber Mundi" и обитателей элементарных миров или метафора семени розы - все эти темы Манифестов заимствованы из учения Парацельса. Добавим, что в усыпальнице Кристиана Розенкрейца находилась среди других и книга под названием "Словарь Теоф.П. фон Го.", идентифицированная как один из словарей парацельсовских терминов, изданный в XVII веке (напомним, что более полное имя Парацельса - Теофраст Бомбаст Парацельс фон Гогенгейм). Эти заимствования логичны в той мере, что во времена появления Манифестов тексты Парацельса были очень популярны. Иоганн Гузер в результате долгих поисков манускриптов Парацельса опубликовал между 1589 и 1591 годом его "Полное собрание сочинений". Он выпустил его второе издание в десяти томах между 1603 и 1605 годом у Лазаря Зецнера, будущего издателя произведений Иоганна Валентина Андреа.

    Нео-иоахимизм

    Наличие идей нео-иоахимизма в Манифестах также очевидно. Как мы говорили ранее, теории Иоахима Флорского вновь вызвали интерес в XVI веке, также как и пророчества Илии и Льва Севера, извещающие о приближении новых времён. Герметизм Возрождения также присутствует в розенкрейцерских текстах, в частности в форме алхимии и нумерологии. Можно заметить, однако, что каббала, еврейская или христианская, занимает в них весьма незначительное место. Просматриваются также и другие влияния, например, понимание цикличности времени. Эти тексты могли иметь связь с исмаилизмом, одним из очагов которого был Дамкар.

    Тюбингенский Кружок

    Изучение идей, звучащих в Манифестах, позволяет нам выдвинуть гипотезы об авторстве этих текстов. Большинство современных специалистов едины во мнении, что Манифесты написаны не одним человеком, а небольшой группой из нескольких студентов и учёных в Тюбингене, городке графства Вюртемберг. Их называют "Группой" или "Тюбингенским Кружком". Этот кружок сформировался около 1608 г. и объединял около тридцати человек, страстно увлечённых алхимией, каббалой, астрологией и христианской мистикой. В него входили Иоганн Арндт, Иоганн Валентин Андреа, Тобиас Гесс, Абрахам Хольцель, пастор Вишер, Кристоф Безольд и Вильгельм фон Венс, если назвать только самых значительных лиц. Они составили проект новой реформы, дополняющей реформы Лютера и Кальвина, которые они считали недостаточными. Двое из этого кружка, Тобиас Гесс и Абрахам Хольцель, участвовали до этого в движении, распространявшем на факультете эзотерические и мистические труды.

    Иоганн Арндт

    Иоганн Арндт (1555-1621), которого Иоганн Валентин Андреа считал своим духовным отцом (10), мог быть ментором группы. Пастор, теолог, врач, алхимик, увлечённый Таулером и Валентином Вейгелем, Арндт был также пропагандистом книги "Подражание Христу". Как видно из его письма от 29 января 1621 г. герцогу Брауншвейгскому, он хотел отвлечь студентов и учёных от полемической теологии и привести их к живой вере и практической набожности. Его мистические склонности заметны в его проповедях о Евангелиях или "Малом катехизисе" Лютера, в сборнике его молитв "Paradies Gartlein Aller Christichen Tugenden" (1612). Он написал один из самых читаемых до XIX века религиозных текстов "Четыре книги настоящего христианства" (1605-1610). Будучи мистиком и алхимиком, он пытался соединить наследие Парацельса и средневековую теологию. В своих книгах он развивает идею внутренней алхимии и духовного возрождения. Он является также автором комментария к гравюрам "Амфитеатр Вечной Мудрости" Г.Кунрата.

    Ролан Эдигоффер показал, что целый отрывок "Confessio Fraternitatis", в котором говорится о Книге Природы, почти дословно заимствован из "Четырёх книг настоящего христианства" Иоганна Арндта (11). В своём труде "De Antiqua Philosophia" (1595) последний подчёркивает, что мудрость проявляется не в умозрительных рассуждениях, а в практике - мысль, которую мы также встречаем в Манифестах. Арндт считается одним из вдохновителей пиетизма. В 1691 г. И.Кельпиус со своими учениками привезёт его труды в Новый Свет. Согласно содержанию письма И.Арндта, найденному в архиве теософа Кристофа Гирша, Иоганн Валентин Андреа признавался в том, что написал "Fama Fraternitatis" вместе с тридцатью другими лицами. В другом письме Андреа своему другу Комению (Яну Амосу Коменскому) утверждается то же самое. Однако подлинность этих писем остаётся проблематичной (12).

    Тобиас Гесс

    Среди членов Тюбингенского Кружка Тобиас Гесс (1558-1614) представляется наиболее способным осуществить синтез различных элементов, составляющих Манифесты. Являясь членом университета Тюбингена, врачом парацельсовского направления, каббалистом, философом, поклонником Симона Студиона, Юлиуса Спербера и Иоахима Флорского, он, по-видимому, играл основную роль в составлении "Fama" и "Confessio". В 1605 его обвиняют в занятиях "наометрией" и преследуют за распространение идей милленаризма в работах, где он выступает также за всеобщую реформу. В "Fama" высказывается его мысль: "Заблуждением является утверждать, что то, что истинно в философии, не истинно в теологии". Его также обвиняли в основании тайного общества. Даже если обвинители и не называют имени этого общества, вполне вероятно, что речь идёт об Ордене Розы и Креста, первый Манифест которого распространялся в то время в рукописной форме.

    Тобиас Гесс был связан с учеником Парацельса Освальдом Кроулиусом. Благодаря своим талантам врача, Тобиас Гесс излечил Валентина Андреа от тяжёлой лихорадки, который очень высоко ценил его. Гесс умер в 1614 г., накануне издания Манифестов, и именно Иоганн Валентин Андреа произнёс над ним надгробную речь. Её текст был впоследствии напечатан и, как замечает Ролан Эдигоффер, в нём выделены курсивом только два слова: "Тобиас Гесс" и "Fama", чтобы подчеркнуть существующую между ними связь. Следует упомянуть также один удивительный факт: в 1616 г. Иоганн Валентин Андреа анонимно издаёт "Theca gladii spiritus (Ларец славы духа)", указывая в предисловии, что это книга Тобиаса Гесса. Но двадцать восемь страниц этой книги заимствованы из "Confessio"! Позже в своей автобиографи он признается, что все тексты "Theca" принадлежат ему. Нужно ли из этого вывести, что он является автором части или всего текста "Confessio Fraternitatis"?

    Иоганн Валентин Андреа

    В 1699 г. в своей "Истории Церкви и еретиков" Г.Арнольд называет автором розенкрейцерских Манифестов Иоганна Валентина Андреа. Эта гипотеза долгое время оставалась главенствующей. Следует сказать, что Андреа является чрезвычайно интересной личностью. Более подробно мы расскажем о нём, когда будем рассматривать третий Манифест - "Химическую свадьбу Кристиана Розенкрейца". Однако Иоганн Валентин Андреа отрицал свою связь с розенкрейцерами и в одной из своих книг, "Menippus" (1617) он осуждает Братство Розы и Креста, которое называет "ludibrium", то есть насмешкой, шуткой. Однако, как указывает Франсес Йейтс, эти слова не имеют в устах Андреа уничижительного смысла, который придавал большое значение моральному влиянию сказок и театра (13). Об этом интересе говорят и его работы (14). Добавим, что всю свою жизнь он стремился организовывать общества или объединения, во многом соответствующие проекту, изложенному в Манифестах. Представляется, что главной причиной его официальной позиции в отношении Манифестов была защита его карьеры как священника. Волей случая издание "Fama Fraternitatis" совпало по времени с моментом получения им, хотя и с большими трудностями, должности дьякона и женитьбы на Елизавете Грюнингер, дочери пастора и племяннице лютеранского прелата.

    Существует множество версий по поводу возможного авторства Манифестов, но ни одна из них не представляется полностью удовлетворительной. Но даже если "автор" Манифестов остаётся неизвестным, вполне вероятно, что именно Тобиас Гесс и Иоганн Валентин Андреа играли основную роль в создании этих текстов.

    Посвященческое предание

    Вернёмся к теперь к Кристиану Розенкрейцу, который представлен в Манифестах основателем розенкрейцерства. Был ли он реальной или вымышленной личностью? Сразу следует сказать, что в этих текстах не рассказывается биография определённого человека, они представляют собой посвященческое предание, имеющее несколько аспектов. В общем плане можно сказать, что через путешествие Кристиана Розенкрейца и его этапы -в арабских странах, затем в Испании - можно определить пути, которыми следовали различные эзотерические науки, продвигаясь с Востока на Запад. Эти науки по-разному развивались в Европе, но расцвет их состоялся благодаря Парацельсу. После его смерти таким личностям как Валентин Вейгель и др. удалось исправить их недостатки и обогатить их рейнско-фламандской мистикой. Розенкрейцерство предлагает обратиться к этому наследию и включить его в свод знаний времени, которое, как они считали, находится на рубеже новой эры.

    Многое указывает на то, что Манифесты являются символическими повествованиями. Например, все значительные даты жизни Кристиана Розенкрейца являются датами важных исторических событий. 1378, год его рождения, является годом великого раскола на Западе, противопоставившего Авиньон и Рим. Год его смерти, 1484, является годом рождения того, кто попытается реформировать христианство - Мартина Лютера. Даже если сегодня считают, что Лютер родился в 1483, то его мать сама колебалась между 1483 и 1484 г., сам же Лютер называл 1484 г. Существует астрологическая традиция, основанная на работах Пауля фон Миддлебурга и Иоганна Лихтенбергера, которые увидели в соединении Юпитера и Сатурна в 1484 г. в созвездии Скорпиона знак этого рождения. Примечательно также то, что в 1484 г. в усыпальницу К.Р. якобы помещают манускрипты с работами Парацельса. Однако он к тому времени ещё ничего не написал, поскольку родится только в 1493 г. Добавим, что тема открытия могилы является распространённым символом в Традиции. Мы ещё вернёмся к этому вопросу немного позже.

    От символа до находки один шаг, и некоторые авторы без колебаний сделали его. Многие историки подчёркивали, что авторы Манифестов просто адаптировали биографии реальных людей для создания личности Кристиана Розенкрейца (15). Поль Арнольд показал, что многие мистики странно походят на Кристиана Розенкрейца (16). Во-первых, это Иоахим Флорский, который после своего путешествия на Восток предпринял основание некоего Братства. Затем Рульман Мерсвин (1307-1382), основатель "Божьих Друзей"; может быть, и Геерт Гроот (1340-1384), создатель общества "Братьев Общей Жизни". Последняя группа предшествовала началу "Devotio Moderna (Современное Благочестие)" - духовного движения, опирающегося на внутренний духовный опыт. Самое ценное создание этого движения - книга "Подражание Христу", которая оказала очень большое влияние на розенкрейцерскую среду (17). Замечание Поля Арнольда заслуживает интереса, так как даже если и существуют значительные различия между названными людьми и Кристианом Розенкрейцем, то параллель остаётся впечатляющей. Кроме того, и многие идеи этих мистиков находят своё выражение в Манифестах.

    Возможно посмотреть на вещи и под другим углом зрения. Действительно, Манифесты могут быть прочитаны как рассказ о неком духовном опыте. Конечно, они вписываются в конкретный исторический контекст, но, как и всякое посвященческое предание, они связаны с метаисторией, выходящей за рамки обычной хронологии. Здесь мы оставляем область истории и переходим на другой уровень. Это станет предметом нашей следующей статьи, которая приведёт нас на "Изумрудную Землю", дорогую сердцу Анри Корбена. Эта тема станет переходной к рассмотрению третьего розенкрейцерского Манифеста "Химическая свадьба Кристиана Розенкрейца".

    Примечания :

    1. Papus a donne une traduction francaise de ce texte a la fin de son "Traite elementaire de sciences occultes", Paris, 1903.

    2. "Les Langues occultes de la Renaissance", Paris, 1996, Dejonquere, chap. IV, pp. 101-115.

    3. Voir "Le Mystere des cathedrales", Paris, 1983, J.- J. Pauvert, p. 139.

    4. Ibid., pp. 138-139.

    5. Les citations de ce Manifeste sont extraites de la traduction de Bernard Gorceix "La Bible des Rose-Croix", Paris, 1970, PUF.

    6. Henry Corbin, "En Islam iranien", Paris, 1972, Gallimard, vol. I, XXIX.

    7. Voir "L'Alchimie au XVIIe siecle", sous la direction de Franck Greiner, Paris, 1999, Chrysopeia, vol. 6 p.7.

    8. Il fut l'editeur de nombreux textes alchimiques. On lui doit le celebre "Theatrum Chemicum" (6 vol.), les "?uvres completes" de Paracelse, "Les Noces Chymiques de Christian Rosenkreutz" (10 vol.), et diverses autres ?uvres de Johann Valentin Andre?, de Christoph Besold:

    9. Antoine Faivre, "Les Manifestes et la Tradition", in. "Mystiques Theosophes et Illumines au siecle des Lumieres", Hildesheim - New York, 1976, Olms, p. 94.

    10. Voir C. Rebisse, "La triplicite de Feu"

    11. R. Edighoffer, "Les Rose-Croix et la crise de conscience europeenne au XVIIe siecle", Paris, 1998, Dervy, pp. 296-297.

    12. Voir Paul Arnold, "Histoire des Rose-Croix et les origines de la Franc-Maconnerie", Paris, 1990, Mercure de France, pp. 120-122, qui malgre tout estime que cette information est vraisemblable.

    13. Voir "La Lumiere des Rose-Croix", Paris, 1985, Retz, pp. 70-71 et 172.

    14. Roland Edighoffer a etudie en detail les ?uvres de cet auteur dans "Rose-Croix et Societe Ideale selon Johann Valentin Andre?", Neuilly-sur-Seine, 1982, Arma Artis.

    15. "Histoire des Rose-Croix:", op. cit., chap. V, pp. 136 -156.

    16. Sur ce groupe, voir Bernard Gorceix, "Les Amis de Dieu en Allemagne au siecle de Maitre Eckhart", Paris, 1984, Albin Michel, et Henry Corbin, "En Islam iranien", op. cit., livre VII.

    17. L'"Imitation de Jesus-Christ" (1471) de Thomas a Kempis est, apres la Bible, l'un des livres les plus lus dans la chretiente. Theophilus Schweighardt (Daniel Moglin), dans "Speculum Sophicum Rhodo-Stauricum..." (1618), dit qu'en lisant Thomas a Kempis on est "deja un demi-Rose-Croix".


    Rambler's Top100   Rambler's Top100   ЯНДЕКС   Aport     Яндекс цитирования   Рассылка
    Фотогалерея :
    . Увеличить в новом окне
    Здесь Г.-С.Льюис получил Р+К посвящение в 1909 году
    Вопросы-ответы :
    = Вопрос :
    Существует ли "порча"?

    = Oтвет :
    Учение розенкрейцеров всегда утверждало, что "колдуны", "маги" и прочие обладают только той властью, которую люди им приписывают. Существует фактор, который может сделать человека уязвимым для зловредных манипуляций, и этим фактором является страх. Если мы поддерживаем в себе более или менее осознанное опасение, то оно является не только негативным самовнушением, но также снижает вибрационную частоту нашего существа. Следовательно, лучший способ защиты от "колдунов", "магов" и вообще от любого злонамеренного по отношению к нам человека состоит в том, чтобы не только не бояться таких людей, но, наоборот, считать их слабыми существами, из всех способностей имеющими, прежде всего, способность лгать, говоря, что они обладают каким-либо могуществом.