Орден Розы и Креста АМОРК
 
Галерея символов:
Увеличить в новом окне
Новости :
114   28-07-2019
28 июля помещен материал о поездке группы розенкрейцеров в город Торжок

113   19-05-2019
Юрисдикцию русского языка посетили Император АМОРК Кристиан Бернар и Великий Магистр итальянской юрисдикции Клаудио Мазукко. Высокие гости приняли участие во встрече Пронаоса «Просветление» (Москва), на которую также приехали розенкрейцеры из других городов России.

112   14-04-2019
В Москве состоялась Региональная Конвенция АМОРК, в которой приняли участие более 40 членов Ордена из разных городов России. На Конвенции были прочитаны доклады на темы учения розенкрейцеров, а также философские и общекультурные темы. Были также показаны фильмы по истории розенкрейцерства.

111   09-12-2018
Размещена информация о будущей Всемирной Конвенции АМОРК, которая состоится в Италии, в Риме с 14 по 18 августа 2019 года. Раздел "Об Ордене" - "Конвенции АМОРК".

110   28-12-2017
В разделе Библиотека - Ларец размещен текст "Физические Законы Здоровья Тела"

Все новости
Афоризмы :
Славолюбивый человек служит игрушкой для умных, кумиром для глупцов, добычей для паразитов и рабом для собственного тщеславия.
= Ф.Бэкон =

Защита прав :
© Copyright,
1997 - 2019
А.М.О.Р.К.
Русскоязычная
юрисдикция
Москва, Россия
WWW.AMORC.ORG.RU


ИСТОРИЯ   >>>  История (К.Ребисс)



ИСТОРИЯ РОЗЕНКРЕЙЦЕРСТВА ОТ ИСТОКОВ ДО НАШИХ ДНЕЙ

Кристиан Ребисс


Содержание

  • I Египет и Первичная Традиция. Метаморфозы Гермеса
  • II Египет и Первичная Традиция. Philosophia Perennis
  • III Тройной огонь
  • IV Эхо Розы и Креста
  • V Confessio Fraternitatis
  • VI Изумрудная земля
  • VII Химическая свадьба
  • VIII Цветущая роза
  • IX Философы и розенкрейцерство (1 часть)
  • X Философы и розенкрейцерство (2 часть)
  • XI Розенкрейцерство и франкмасонство
  • XII Магнетизм и египтософия
  • XIII В поисках Психеи
  • XIV Чётки Магов
  • XV Представление. Часть 2
  • XVI Первые американские розенкрейцеры
  • XVII Гарвей Спенсер Льюис
  • XVIII Путешествие на Восток
  • XIX Античный Мистический Орден Розы и Креста
  • XX Международный аспект
  • XХI Современность


  • Часть III. Эхо Розы и Креста

    В период, предшествующий появлению розенкрейцерских манифестов, нравственный кризис порождает в Европе беспокойство и смуту. Все грезят о "новой Реформе". В этой ситуации розенкрейцерство возвышает свой голос, предлагая нечто новое, что может восстановить утраченную гармонию. Фактически Орден Розы и Креста провозглашает герметизм средством против царящих в мире бедствий. Именно поэтому он публикует в 1614 году в типографии Вильгельма Весселя в Касселе анонимный Манифест, обычно вкратце именуемый "Fama Fraternitatis". Его полное название - "Всеобщая и повсеместная реформа всего мира; Fama Fraternitatis Братства Высокочтимого Ордена Розенкрейцеров, сочинённая для всех учёных и государей Европы, а также краткий ответ господина Хазельмайера, за который он был арестован, закован в кандалы и сослан на галеры. Ныне печатается и адресуется всем искренним сердцам". Текст, легший в основу этой книги, - "Fama Fraternitatis" - в рукописной форме уже имел хождение в Германии начиная с 1610 г. Кстати сказать, это единственный раздел книги, сохранившийся в современных изданиях данного Манифеста.

    Новости Парнаса

    Предварённый кратким предисловием первый розенкрейцерский Манифест состоит из трёх отдельных частей. В первой из них речь идёт о необходимости новой всемирной Реформы. Хотя ничто на это не указывает, данный раздел является переводом семьдесят седьмого Уведомления из книги Траяно Боккалини "Ragguagli di Parnasso" ("Новости Парнаса"). Для большинства эта книга малоизвестна. Однако она достойна внимания, ибо помещает розенкрейцерский проект в соответствующий контекст, связанный с необходимостью переустройства расколотой Европы. Именно поэтому интересно остановиться на её содержании. Её автор, друг Галилея, был последователем венецианского антипапистского движения, руководимого Паоло Сарпи. Это сатирическое сочинение, опубликованное в 1612 году, усматривает корень зла в посягательствах Габсбургов на гегемонию в христианской Европе. Подобно книге Джордано Бруно "Spaccio", данное сочинение написано в форме мифологического диалога.

    Реформа Аполлона

    В "Новостях Парнаса" повествуется, что Аполлон узнаёт от императора Юстиниана о том, что жители Земли страдают от непрестанных междоусобиц. Аполлон, и прежде неустанно посылавший людям многих и многих вождей и философов, призванных научить их добронравию, выдвигает проект всеобщей Реформы, которая должна вернуть человечеству его природную чистоту. Для осуществления своего плана он призывает на Парнас семь Мудрецов Греции, а также Катона, Сенеку и других. Каждый вносит свои предложения. Фалес, полагающий, что лицемерие и скрытность - главные причины всех бед человечества, предлагает сделать в сердце людей окошко, чтобы привнести в их отношения чистосердечие и ясность. Но ему сразу возражают: если каждый сможет читать в сердцах князей мира сего, управлять миром будет невозможно! Предложение Фалеса отвергается.

    Солон полагает, что нестроения порождаются ненавистью и завистью, царящими среди людей. Поэтому он советует творить добрые дела, учить людей любви и терпимости. Он добавляет, что если бы блага распределялись более справедливым образом, всё обстояло бы значительно лучше. Но и тут звучат возражения, а Мудрецы Парнаса заявляют, что всё это утопия. Катон предлагает крайнее решение: новый Потоп, который должен разом уничтожить всех "плохих". Наконец, когда мнение каждого высказано, проект всеобщей Реформы Аполлона выливается в решение по упорядочению цен на овощи и анчоусы... Посредством этой сатиры Траяно Боккалини показывает неспособность общественных установлений - религиозных, политических или философских - содействовать общественному развитию.

    Fama Fraternitatis

    За этим первым текстом следует собственно "Fama Fraternitatis" - довольно краткий, тридцатистраничный труд, взятый из книги, насчитывающей 147 страниц. Несмотря на свой незначительный объём, этот текст составляет сердцевину первого Манифеста розенкрейцеров. В нём члены Братства Розы и Креста обращаются к европейским правителям, деятелям церкви и учёным. Воздав должное славной эпохе, когда просвещёнными умами было совершено множество открытий, они подчёркивают, что, к сожалению, эти открытия не принесли человечеству того света и покоя, к которым оно стремилось. Они порицают деятелей науки, более озабоченных своими личными достижениями, нежели тем, чтобы послужить своими знаниями человечеству. Равным же образом, они подвергают осмеянию тех, кто цепляется за устаревшие доктрины, сторонников папы (1), философии Аристотеля, медицины Галена, тех, кто отказывается усомниться в правоте своих взглядов. Братья Розы и Креста указывают на существующие противоречия между богословием, физикой и математикой. Это точка зрения напоминает отношение Генриха Корнелиуса Агриппы к магии, которую он считал подлинной наукой. В начале первого тома своего сочинения "Об оккультной философии" он представляет последнюю венцом всех наук, ибо любая философия делится на три взаимодополняющих области знания: физику, математику и богословие (2). Представив обстоятельства своего времени, братья Розы и Креста предлагают своим современникам знание, способное принести обновление. Это знание с присущими ему незыблемыми аксиомами пришло к ним от основателя их Братства, отца К.Р., который некогда заложил основы "Вселенской Реформы".

    Кем же был этот странный персонаж? Об этом повествуется в следующем разделе "Fama Fraternitatis". Речь идёт о молодом немце Кристиане Розенкрейце (в "Confessio Fraternitatis" указывается, что он родился в 1378 г.). В шестнадцатилетнем возрасте он вместе со своим наставником-монахом отправляется в паломничество к Гробу Господню в Иерусалим. Странствие на Восток станет для него подлинным посвящением. Его спутник умирает на Кипре. По преданию, этот остров видел рождение Афродиты (Венеры), а плодом её союза с Гермесом стал Гермафродит - двуполое дитя. Упоминание Кипра в биографии Кристиана Розенкрейца имеет смысловую связь с алхимией. Здесь заявлены те мотивы, которые обретут своё дальнейшее развитие в "Химической свадьбе Кристиана Розенкрейца".

    Счастливая Аравия

    Несмотря на кончину своего спутника, Кристиан Розенкрейц решает продолжить своё путешествие. Однако он движется в новом направлении и достигает Дамкара. Этот город, вопреки утверждениям, отнюдь не Дамаск, а Дамкар и, согласно Атласу Меркатора (1585), расположен на юго-западе Аравийского полуострова. Абрахам Ортелиус в своём сочинении "Theatrum Orbis Terrarum" также упоминает Дамкар как один из городов "Счастливой Аравии". Этот край был известен тем, что в нём сохранился "Corpus Hermeticum"(3). В Дамкаре был университет, где обучалось не менее пятисот студентов(4). Эта область Йемена, знаменитая своими благовонными курениями, была очагом исмаилизма. По инициативе Братьев из Басры здесь была создана фундаментальная энциклопедия, сосредоточившая в себе всевозможные знания - как научные, так и эзотерические. Анри Корбен, уделявший пристальное внимание этой отмеченной эзотеризмом ветви ислама, сочинил воображаемый диалог между братьями Розы и Креста и "Братьями чистого сердца" из Басры. Он считал, что тех и других объединяет приверженность к общим идеалам (5). Несколько ранее аналогичное мнение высказывал Эмиль Дантин (6). В Дамкаре Кристиан Розенкрейц встречает магов, открывших ему весьма важные знания, особенно в области физики и математики, так что он оказывается способным переложить на латынь "Книгу М.", то есть "Книгу Мира". После трёх лет обучения он вновь отправляется в путь и после непродолжительного пребывания в Египте приезжает в Фес.

    Фес, золотой город

    По словам географа Льва Африканца (XVI в.), этот марокканский город был местом, куда многие интеллектуалы съезжались для общения. Студенты устремлялись в этот богатый библиотеками город. Начиная с омейядской эпохи (661), там преподавали алхимию Абу Абдаллаха, имама Джа?фара ал-Садыка и Джабира ибн Хайяна (Джебера), а также магию и астрологию Али аш-Шабрамаллиши (7). Лев Африканец отмечает, что в Фесе практиковалась своеобразная теургическая магия, когда посредством круга со вписанной в него пятиконечной звездой, начертанного на земле, можно было приблизиться к невидимым мирам. В "Fama Fraternitatis" объясняется, что "магия жителей Феса не вполне чиста". Наибольшее впечатление на Кристиана Розенкрейца производит присущая людям науки готовность делиться своими знаниями с другими, в отличие от Германии, где каждый стремится "оберегать свою кормушку от других" (8). В этом городе Кристиан Розенкрейц совершенствует свои знания относительно гармонии исторических циклов. Он также приходит к пониманию, что, подобно семечку, содержащему в зародыше целое дерево, микрокосм-человек содержит в себе макрокосм со всеми его составляющими (природа, язык, религия, медицина). Создатели "Fama Fraternitatis" заимствуют подобное представление у Парацельса, утверждавшего в своей "Philosophia sagax": ": в этом смысле человек - это тоже семечко, а мир - его яблоко, и то, чем для семечка является яблоко, тем для человека является окружающий мир" (9).

    В Фесе Кристиан Розенкрейц понимает, что все законы, действующие в различных областях знания, находятся в гармонии с Божественным. Умножив свои познания в математике, физике и магии, он завязывает отношения с "простыми существами, открывающими ему свои тайны". По-видимому, речь идёт о тех, кого Парацельс упоминает в своём "Трактате о нимфах, сильфах, пигмеях, саламандрах и других существах". Эти существа, которых Парацельс, по его словам, видел собственными глазами, хотя и выглядят людьми, но не восходят к Адаму, а имеют иное происхождение. Соприкоснувшись с ними, люди могут узнать тайны Природы.

    Обитель Святого Духа

    Совершив это посвященческое путешествие, Кристиан Розенкрейц возвращается в Европу. Он останавливается в Испании и предлагает учёным мужам рассказать им о том, что ему удалось узнать самому. Однако ему быстро становится ясно, что они не готовы поставить под сомнение уже имеющиеся у них знания. Авторы "Fama Fraternitatis" представляют Испанию символом тех людей, которые страшатся усомниться в своих убеждениях, ибо усматривают в этом посягательство на свой авторитет.

    Разочарованный холодным приёмом, оказанным ему испанскими учёными, и став объектом критики ещё в нескольких странах, Кристиан Розенкрейц возвращается в Германию. Там он принимает решение письменно увековечить все знания, полученные им на Востоке. Его задачей является создание сообщества, призванного воспитывать в европейских государях качества просвещённых руководителей своих народов. За пять лет работы у Кристиана Розенкрейца появились три ученика, готовых поддержать его в его начинаниях. Так рождается Братство Розы и Креста. Учитель и его ученики вместе сочиняют первую часть "Книги М.". Затем к Братству примыкают ещё четыре новых ученика. Местопребыванием Братства становится тогда новый дом, названный "обителью Святого Духа". Братство по-прежнему остаётся тайным, а Кристиан Розенкрейц умирает в возрасте ста шести лет в 1484 году. В 1604 году, когда никого из членов первого содружества розенкрейцеров давно уже не было в живых, во время строительных работ в одном из принадлежащих им зданий братья случайно обнаруживают усыпальницу Кристиана Розенкрейца. На её дверях они прочитали надпись: "Я откроюсь через сто двадцать лет". В усыпальнице, представляющей собой своеобразную "вселенную в миниатюре", они обнаруживают немало ранее неизвестных им предметов, предназначенных для научных изысканий, а также рукописи, в которых было запечатлено всё знание, собранное некогда их Учителем.

    Усыпальница Кристиана Розенкрейца

    Открытие таинственного погребения - хранилища рукописей - распространённый в алхимической литературе мотив. В этой связи случай Василия Валентина, рукопись которого была обнаружена в церковном алтаре в Эрфурте, напоминает аналогичный эпизод, связанный с именем Болоса Демокриана. Ещё более известен случай обнаружения усыпальницы Гермеса Трисмегиста Аполлонием Тианским. Последний рассказывает, что в этом захоронении он обнаружил старика, сидящего на троне и держащего в руках табличку из изумруда, на которой был начертан текст знаменитой "Изумрудной Скрижали". Перед ним также лежала книга, объясняющая тайны сотворения живых существ и науку о причинах всех вещей. Эта символика подводит к мысли о том, что следует "посетить чрево Земли, чтобы найти Философский Камень" (10). Герхардт Дорн в своём сочинении "Congeries Paracelsicae Chemiae"(1581) придаёт это содержание слову "Vitriol" (11); кстати, указанный термин тесно связан с именем Гермеса Трисмегиста посредством алхимического рисунка, именуемого "Изумрудной Скрижалью" (12). Отметим, что Изумрудная Скрижаль в руках Гермеса некоторым образом предвосхищает книгу "Т" Кристиана Розенкрейца.

    Зал, где находится гробница Кристиана Розенкрейца, имеет форму семигранного купола. По наблюдению Фрэнсис А.Йейтс, расположение гробницы вызывает в памяти "Врата" "Амфитеатра Вечной Мудрости" Генриха Кунрата (1603 год) (13). Установленная в центре склепа гробница с нетленными останками Кристиана Розенкрейца имеет округлую форму. Она покрыта пластиной из жёлтой меди, на которой начертаны загадочные изречения. Одно из них гласит: "Пустоты не существует". Данное изречение не только намекает на уже описанную нами полемику, но и отсылает нас к диалогу между Гермесом и Асклепием, приведённому в "Corpus Hermeticum" (трактат II). Как мы убедимся ниже, третий розенкрейцерский Манифест также содержит множество намёков на тексты, приписываемые Гермесу Трисмегисту.

    Парацельс и Розенкрейц

    В числе многих сочинений, обнаруженных в усыпальнице Кристиана Розенкрейца, особого упоминания заслуживает книга "Т", которую он держит в руках, а также сочинение, известное под наименованием "Словарь Теоф. П. Го.". Упомянутый текст, по всей вероятности, это один из словарей языка Парацельса, - возможно, "Dictionarium Theophrasti Paracelsi continens obscuriorum vocabularum...", опубликованный в 1584 г. учеником Парацельса Герхардтом Дорном. Следует кстати отметить, что Парацельс - единственный автор, упоминаемый в тексте "Fama Fraternitatis". Впрочем, темы, развиваемые в этом Манифесте, в значительной своей части восходят к сочинениям этого автора или его учеников. В уже упомянутой выше "Книге М." содержатся непосредственные отсылки к его мыслям. Мы не станем развивать эту тему подробно - такой случай нам ещё представится, когда разговор пойдёт о "Confessio Fraternitatis". Здесь же уместно подчеркнуть, что алхимическая концепция Парацельса отражена в первом Манифесте, в особенности в данном там определении Великого Делания как "предварительной и маловажной работы" по сравнению с духовной целью розенкрейцеров. Подобным заявлением розенкрейцеры дистанцируются от алхимического поветрия, охватившего Германию в эту эпоху и нередко доходившего до крайностей.

    Собрав драгоценные средоточия знания, обнаруженные в усыпальнице Кристиана Розенкрейца, братья Розы и Креста закрывают гробницу. Вооружившись этим наследием, опирающимся на непреложные аксиомы, они понимают, что смогут осуществить "Всеобщую божественную и человеческую реформу", задуманную некогда их Учителем. В"Fama Fraternitatis" отмечается, что, подобно тому, как братья обнаружили сокровища знаний, сломав стену, скрывающую вход в усыпальницу, так и сокрушение прежних верований, препятствующих развитию, и принятие новых знаний откроет перед Европой новую эру. Однако, как указывается в"Fama Fraternitatis", предлагаемое розенкрейцерами знание не есть что-то новое: ":оно созвучно знанию, унаследованному Адамом после Грехопадения". Таким образом, речь идёт о восстановлении утраченного знания, которое некие люди решили сохранить. Кстати, в первом Манифесте приводятся имена нескольких хранителей Первичной Традиции. Эти имена вызывают в памяти имена тех, о ком говорил Марсилио Фичино в аналогичном контексте.

    Хазельмайер

    "Fama Fraternitatis" завершается обращением к учёным и государям Европы, приглашающим их присоединиться к Братству розенкрейцеров, дабы получить доступ к его преобразующему Знанию. Этот призыв звучит весьма странно, ибо в нём подчёркивается, что "хотя мы не указываем здесь ни своего имени, ни места, где мы собираемся, мнения всех, кем бы они ни были посланы, на каком бы языке ни были написаны, непременно дойдут до нас". В тексте обращения указывается, что местопребывание розенкрейцеров должно "навечно оставаться девственно неприкосновенным, неведомым, тщательно скрытым от глаз нечестивого мира". Это послание будет услышано, и в различных странах Европы будут напечатаны открытые письма к розенкрейцерам, подобные тому, которое приведено в конце первого розенкрейцерского Манифеста. Его текст был опубликован в 1612 году Адамом Хазельмайером под заголовком "Ответ достославному Братству теософов-розенкрейцеров" после прочтения им Манифеста, имевшего хождение в Тироле в 1610 году. Многие исследователи считали, что это некое условное лицо. На самом деле это не так, и Карлос Жилли в результате скрупулёзных изысканий смог воссоздать биографию этого последователя Парацельса (14), известного собирателя алхимических рукописей.

    Прочитав "Fama Fraternitatis", Адам Хазельмайер был столь воодушевлён, что обратился к эрцгерцогу Максимилиану с просьбой выплатить ему пособие, чтобы он мог отправиться на поиски розенкрейцеров. На текст его "Ответа" на розенкрейцерский Манифест существенно повлияло пророчество "Льва Севера". Ожидая близкого конца времён, Хазельмайер считает, что розенкрейцеры - это те, "кого Бог избрал, чтобы распространять вечную теофрастическую и божественную истину". Посему он полагает, что посещать церковь уже не нужно. Подобной позицией он зарабатывает себе репутацию еретика. За отказ отречься от своих слов в 1612 г. он приговаривается к галерам, где проводит четыре с половиной года. Представляется, впрочем, что там ему были обеспечены особые условия, потому что на протяжении всего этого времени он продолжает состоять в переписке со многими лицами из числа увлекающихся алхимией. По словам Карлоса Жилли, в своём воодушевлении Адам Хазельмайер явно выходит за общепринятые рамки, а его воззрения не в полной мере сообразуются с розенкрейцерской философией.

    Гермес и Розенкрейц

    Как можно заметить, именно атмосфера нравственного кризиса вызывает к жизни предложенный в первом Манифесте проект Реформы, в котором эзотеризм призван занять особое место. Розенкрейцерство сохраняет преемственность с эзотерическими течениями Возрождения, привнося в них специфически христианские мистические ноты. Можно также отметить, что первый Манифест открыто дистанцируется и от псевдо-эзотериков и от закосневшей религии. Розенкрейцеры стремятся сблизить между собой науку, эзотеризм и мистику в едином жизнеутверждающем проекте Реформы, который несёт на себе явный отпечаток учения Парацельса. Если розенкрейцерство и следует путём Первичной Традиции в её ренессансном понимании, тем не менее, на второй план оно ставит Египет. Загадочный Гермес Трисмегист, приоритет которого был поставлен под сомнение Исааком Казобоном в 1614 году, уступает место более человечному персонажу, Кристиану Розенкрейцу. Существовал ли последний на самом деле или же он - просто символ? И кто сочинил первый Манифест? Мы подойдём к этим вопросам немного ниже, а до этого рассмотрим второй розенкрейцерский Манифест - "Confessio Frayernitatis ". Об этом и пойдём речь в следующей главе.

    Примечания :

    1. Signalons que le manuscrit qui servit a T. Vaughan pour etablir sa traduction portait le nom "Popery" qu'il traduisit par Porphyre. C'est pourtant bien du pape dont il est question ici.

    2. " La Magie naturelle ", (livre I de la " Philosophie Occulte "), Paris 1982, Berg, traduite et commentee par Jean Servier, pp. 32-37.

    3. Sur ce point, voir " Les Sabeens ", dans " Egypte et Tradition Primordiale ", revue " Rose-Croix " n° 188, pp. 9-10.

    4. La premiere edition de la Fama ecrivait " Damascus ", mais l'erratum du meme ouvrage precise qu'il faut lire " Damcar ". " L'Encyclopedie de l'Islam ", Leyde-Paris, 1965, t. II, p. 224 evoque cette ville sous le nom de Dhamar.

    5. Henri Corbin, " L'Imagination creatrice dans le soufisme d'Ibn Arabi ", Paris 1955, puis 1993, Aubier, p. 20.

    6. Voir Emile Dantinne, " De l'origine islamique de la Rose-Croix ", revue " Inconnues " n° 4, 1950, pp. 3-17.

    7. Voir Brockelmann, " Gesch. Der arabischen Literatur ", t. II.

    8. Pour cette etude, nous nous referons a deux editions des Manifestes. La premiere est celle imprimee par Diffusion Rosicrucienne en 1995 sous le titre general de " La Trilogie des Rose-Croix ". Cette edition francaise, etant basee sur la traduction anglaise que Thomas Vaughan avait realisee en 1652 a partir d'un manuscrit allemand, qui circulait alors en Angleterre, il nous semble utile de renvoyer egalement le lecteur a la traduction de Bernard Gorceix " La Bible des Rose-Croix ", PUF (1970), qui est basee directement sur l'original allemand. C'est a cette edition que nous empruntons les citations de cet article.

    9. Voir Roland Edighoffer, " Les Rose-Croix et Paracelse ", revue " Aries " n° 19, 1998, p. 71, a qui nous empruntons la traduction du texte de Paracelse.

    10. Voir revue " Rose-Croix " n° 188, p. 10.

    11. " Visitetis Interiora Terra Rectificando Invennietis Occultum Lapidem ", V.I.T.R.I.O.L.

    12. Ce dessin fut publie pour la premiere fois sous le titre de " Tabula Smaragdina Hermetis " dans " Aurei Velleris Oder der Guldin Schatz und Kunstkammer, Tractatus III ", Rorschach, 1599, avec son poeme : " Du secret des Sages, ou interpretation et explication du tableau ou de la figure ". On les retrouvera dans les " Symboles secrets des Rosicruciens des XVIe et XVIIe siecles " (1785). Voir pp. 15-17 de ce livre edite par Diffusion Rosicrucienne et la reproduction de ce dessin en p. 8 de notre revue. Antoine Faivre, dans " Presence d'Hermes Trismegiste ", (Paris 1989, Albin Michel), a publie une etude sur les differentes versions de cette figure.

    13. " La Lumiere des Rose-Croix ", Paris, 1985, Retz, p. 56.

    14. Carlos Gilly, " Adam Haslmayr, der erste Verkunder der Manifeste Der Rosenkreuze ", Amsterdam, in de Pelikaan, Bibliotheca Philosophica Hermetica, 1994.


    Rambler's Top100   Rambler's Top100   ЯНДЕКС   Aport     Яндекс цитирования   Рассылка
    Фотогалерея :
    . Увеличить в новом окне
    Зал Капитолия Тулузы, где Г.-С.Льюис впервые встретился с представителем французских розенкрейцеров
    Вопросы-ответы :
    = Вопрос :
    Зачем человеку душа?

    = Oтвет :
    Определённым видом сознания наделены все царства природы: царство минералов, царство растений, царство животных и царство человека. Каждый вид животных имеет свою коллективную душу, и только человек обладает индивидуальной душой и самосознанием. Без индивидуальной души человек относился бы к царству животных и был бы озабочен только сохранением своей жизни и продолжением рода, то есть был бы подобен животному. Но человек не подобен животному, он считает, что "создан по образу и подобию Бога". Если это так, то это самая благородная амбиция, самая высокая ответственность и самое великое предназначение. И только благодаря своей душе он может продвигаться по пути осуществления этой амбиции, осознания этой ответственности и исполнения этого предназначения, по единственно достойному его пути - пути к своему Творцу.